Языки

Про блогерство, или а как же я?

Сто лет назад, когда все начиналось, я говорила с братом по поводу блогерства. Меня бросало из стороны в сторону, чего-то смутно хотелось, а чего – непонятно. Сейчас я знаю: мне хотелось признания и принятия. Мне просто и банально хотелось, чтобы меня любили. Кто? Не важно. Кто- нибудь. Желательно, многие. Еще лучше – все.

Вы скажете, что это глупости, не могут у здравомыслящей девушки быть такие наивные и смешные фантазии? Ну, во-первых, кто тут здравомыслящий?... А во-вторых, могут. Увы. Это не связанные вещи. Можно закончить три Оксфорда (это, конечно, не про меня) и еще что-нибудь в придачу, и все равно не научиться ни управлять своими чувствами, ни даже их правильно называть.

Человеку нужно очень много для счастья. Или очень мало. Нужно, чтобы его любили так, как он хочет. Хотя бы он сам. Это очень-очень трудно и опыт, знания, возраст не только не помогают в данном деле, но едва ли не мешают. А если сам себя не любишь, пусть хотя бы другие. А что? Кто- то же должен...

Вот поэтому я и металась. Что сделать? Как заслужить любовь? Совершить подвиг? Спасти мир? Но от кого? И как я могу замахнуться на мировые масштабы, если мне самой в пору умолять о спасении? Найти какую-нибудь жертву, обрушить на нее свои нерастраченные чувства и жажду пожертвования? А если он (ну, то есть, она, жертва) все равно меня не полюбит? А как же все остальные? А как же я?...

Однако я рассуждала совсем не так. Не так все было. Был день. Надо что-то делать. Ну не сидеть же сиднем. Почему бы не организовать английский клуб? У меня много идей. Сил, правда, нету. Но зато шило в одном месте. И все очень стройно получалось – я начну, друзья подключатся, все меня будут поддерживать, подбадривать, хвалить, а самое главное, есть чем заняться, о чем думать, и уйдет пустота – лучше быть нужным, чем свободным. Я буду занята и буду не одна. И - как побочный эффект - доброе дело, хорошее дело.

Нет, не так все было. Всем нужно куда-то двигаться, расти. А у меня профессиональный кризис, затык. Необходимо было что-то менять. Я ведь долго вынашивала планы, я долго не решалась даже самой себе признаться, что их вынашиваю. Но они созрели и разбили скорлупу. Их вынесло на поверхность бурным течением. Все правильно - в движеньи жизнь, мы все меняемся, изменить человека насильно невозможно, но еще труднее – препятствовать изменениям. Какое логичное продолжение всех моих изысканий! Ну а чтобы закрутилось дело, нужно самой выйти на поверхность, встать у руля, стать заметной, стать сильной.

И вот мы говорили с братом по поводу блогерства. Еще ничего не было. Да и сейчас еще ничего нет. А просто было - заноза в сердце, смутное чувство, и планы, и мечты, и нервный зуд по коже, непокой. Я думала, что вот хороший, и многими используемый способ - писать свой блог. Ну, для раскрутки. Для чего же еще? Ты приоткрываешь свой внутренний мир, раскладываешь яркие картинки, тасуешь карты, интригуешь, заманиваешь, немного льстишь, немного (а лучше - много) - эпатируешь. И удивляешь. А дальше – нудишь о своем о девичьем, но кто-то уже на игле. И это, конечно, повышает престиж твоей продукции. Во-первых, больше людей узнает о твоем существовании. Во-вторых, они видят, что ты не просто некто Продавец (услуг, или товара), а – человек, интересный человек, нет, просто – живой человек – а значит, можно довериться. Не так все просто, сказал мне брат. Нет, я конечно, ему вслух ничего не рассказывала. Я наводила тень на плетень – вот блогеры, они какие? Чем берут? Как добиваются успеха?

Брат сказал, элементарно, три правила. Пишешь каждый день. Пишешь хорошо. Пишешь о политике. Ну или о чем-то злободневном и насущном. Сейчас бы я сказала - о Путине. Или об Украине. Или о свободе слова. Но тогда еще никакой «Украины» не было... Но было что-то другое. Не важно.

Я подумала - боже мой. Нет, это не для меня. Я не могу писать о политике. Я не могу каждый день. Я не могу – хорошо? Или могу? Нет, конечно, я не призналась себе, что я в тот момент тут же призналась себе, что, конечно, я могу писать хорошо. А как еще? Это же я. Я просто о политике не могу. В этом все дело. А то бы с легкостью затмила Петрановскую с Навальным и кто там еще... Но самое главное - я себе не призналась, что плевать я хотела на престиж товара. Которого не было. Который, надеюсь, и без моих скудных усилий пробьется. В этот момент мне страстно, жгуче, невыносимо захотелось, чтобы меня узнали. И полюбили. Все. Ну или хотя бы половина. Ну или... хоть кто-нибудь.

И ради этого я, наверное, была бы готова писать о чем угодно. Даже о своем английском клубе. Даже о своих чувствах. Даже о том, что я сама не знаю, о чем писать. Создать клуб. Перевернуть землю. Все ради твоей улыбки, мой идеальный… брат! Я хотела написать совсем не про это. А написалось опять про это.

26 мая 2014

Связанные статьи

Оставьте комментарий